logomain
Наши фото

Rambler's Top100

Главная » Полиграф

Интервью А.А.Степанова корреспонденту журнала «СТРАЖ» Дарье Полудиной

(периодически дополняется).

Андрей Степанов, руководитель Санкт-Петербургской Школы детекции лжи, считает, что в настоящее время было бы целесообразным приостановить использование полиграфа в России, пока не будет выработан единый методический подход, правила и программа подготовки специалистов, решены организационные и юридические вопросы. Он считает, что достоверность результатов в работе полиграфолога только на 20% зависит от марки полиграфа, на котором он работает, а 80% от качества подготовки специалиста. Андрей Степанов рассказывает о том, как отбирают и готовят полиграфологов в его Школе, возможно ли обмануть полиграф и как защитить себя от некомпетентных и недобросовестных полиграфологов.

- Андрей Александрович, почему вы, будучи руководителем Школы детекции лжи, – являетесь противником полиграфа?

- Это несколько неправильная формулировка – я за профессионально грамотное использование полиграфа. Психофизиологические исследования с применением полиграфа (так, наверное, было бы более научно называть проверку на «детекторе лжи») – это полностью вероятностный метод. Дело в том, что не существует специфических реакций организма человека, со 100% вероятностью говорящих о том, что человек лжет. Отсюда и два рода ошибок в работе полиграфолога – ложноотрицательные и ложноположительные. Ложноотрицательная ошибка при безграмотной работе несет за собой пропуск виновного. При этом результате можно говорить о нанесении ущерба заказчику и косвенно - имиджу «горе-специалисту» проводившему проверку. Но самое ужасное, что в этом методе существует ложноположительная ошибка. А ее результатом является обвинение невиновного человека.  В области уголовного процесса проверку на полиграфе, к сожалению, в настоящее время возвели в ранг экспертизы по уголовным делам, и совершается очень большое количество ошибок с ужасными последствиями. И это непосредственно связано с крайне низким уровнем подготовки специалистов практически во всех правоохранительных структурах. Анализ многих результатов таких уголовных дел и сформировал у меня устойчивое мнение, что полностью вероятностный метод не может использоваться в качестве экспертизы для решения человеческих судеб. Лично мне приходится работать по заказам адвокатам по уголовным делам, но я всегда выступаю по ним в качестве привлеченного специалиста, а не эксперта, понижая тем самым статус заключения, чтобы следователи проводили дополнительную работу по поиску доказательств по сделанным мною вероятностным выводам.

О том, какая ситуация творится в области коммерческого использования полиграфа, я боюсь даже говорить. Заказчикам на современном этапе могу дать две рекомендации: 1. Если есть хоть 1%  возможности решить проблему без полиграфа, не используйте его. 2.К подбору специалиста-полиграфолога подходите также, как к поиску высокопрофессионального доктора, если вы заболели. На сегодняшний день в интернете 90% сайтов, предлагающих услуги проверки на полиграфе - это просто невежественные «горе-кнопкожатели», а в большинстве случаев просто жулики, прикрывающиеся громкими именами, фамилиями, «эксклюзивными методиками» и т.д. (http://фемида.рф/article/251/)

            Я прекрасно понимаю, что в настоящее время уже невозможно изменить сложившуюся ситуацию, т.к. на всех конференциях, в публикациях, в телерепортажах и т.д. говорится только об эффективности данного метода. И практически никто не говорит о сложившемся катастрофическом положении в подготовке специалистов и бесконтрольном применении полиграфа. Поэтому, я считаю, эту проблему можно решить только приостановлением использования полиграфа до выработки, как я уже упоминал выше, единого методического, образовательного, организационного, юридического подхода на федеральном уровне.

- Сколько же школ, готовящих полиграфологов, в России?

- Тех, которые более-менее на слуху – 7. А если посмотреть в Интернете и зайти на все сайты, которые заявляют о подготовке полиграфологов, то будет около 30. У нас каждый, кто хоть что-то  прочитал из выпускаемой в области «детекции лжи» литературы, бросается зарабатывать на обучении. Наибольшее количество книг было выпущено В.А.Варламовым. Теперь больше полутора десятков курсов и школ учат именно по этим изданиям. И все у них просто и гладко – бери шаблон и жми кнопки. Обучают «специалистов» от 1до 3-х недель. Есть школа «Антей», которая готовит по «лучшей в мире методике академика Варламова» уже даже дистанционно. В СПб ШДЛ мы на протяжении 8 этапов (укладываемся в 4 года обучения) индивидуально работаем с каждым слушателем. А они готовят дистанционно за 3 недели. С этим невежеством и непрофессионализмом бороться просто невозможно. По «методике Варламова» в стране подготовлено более двух тысяч «кнопкожателей». Самое ужасное, что они работают и в системе МВД.

- Много ли специалистов-полиграфологов в нашей стране?

- На сегодняшний день насчитывается около 3500-4000 человек. Мы уже опередили даже Америку. Но грамотных и высокопрофессиональных из них наберется всего лишь 350-400 на всю страну. У нас невежество в области применения полиграфа такое же, как наверное в экстрасенсорике. Особенно после выхода на телевидении серии программ «Битва экстрасенсов», количество экстрасенсов достигло приблизительно количества полиграфологов, но, правда, еще с меньшим процентом профессионалов.

- Изучая интернет, я увидела, что вы единственные среди всех курсов и школ, кто проводит отбор на обучение? С точки зрения бизнеса это же не выгодно.

- Чтобы попасть ко мне в школу, действительно нужно пройти 4 этапа отбора. Я считаю, что этим направлением может заниматься далеко не каждый. Профессия очень ответственная, т.к. от профессионализма полиграфолога при любой проверке очень часто зависят судьбы людей. Кандидатов до 30 лет я даже не рассматриваю на обучение. 80% моих учеников в возрасте около 40 лет или старше.  Этой профессией должен заниматься  зрелый человек, имеющий хороший жизненный опыт. А накопление этого опыта, как правило, происходит к 35-40 годам. Если кандидат живет в Санкт-Петербурге, то он приезжает на первичное двухчасовое собеседование. Очень часто после разговора со мной и полностью поняв, чем ему придется заниматься и с какими трудностями он столкнется, соискатель отказывается от идеи осваивать профессию полиграфолога. Но тот, кто готов идти дальше – приступает к первому этапу отбора – присылает расширенную автобиографию от детского садика до сегодняшнего дня и фото. На первом этапе происходит углубленное изучение и проверка первичных анкетных данных, в т.ч. по методу психологической автобиографии. По ней мы смотрим, как шло формирование личности. Если по формальным признакам человек может нам подойти, на втором этапе ему даются  или высылаются (если он иногородний) первичные психологические тесты для последующего анализа полученных результатов и сопоставления их с профессиограммой успешного специалиста. После принятия решения о «годности»  или «условной годности», кандидат переходит к третьему этапу отбора – он обязан прибыть к нам в офис в СПб на двухдневное углубленное психологическое обследование.  На этом этапе тщательно изучается наличие нескольких фундаментальных психологических блоков для прогноза успешности в обучении и последующей работе. Кандидат должен обладать: 1).Высоким уровнем интеллектуального развития, широким кругозором, познаниями во многих областях. В противном случае он просто не сможет освоить ту сложнейшую методологию, которую мы преподаем. 2).Развитыми коммуникативными качествами. Специалист должен уметь в кратчайшее время установить контакт с любым человеком, приходящим на тестирование и расположить его к себе.  3). Высоким уровнем стрессоустойчивости. У нас довольно стрессовая и опасная работа. Приходящий на обследование человек никогда не хочет рассказывать, что у него по жизни было плохого, или что он причастен к расследуемым событиям. Специалисту за 3 часа надо его тщательно изучить и перепроверить, все ли он рассказал, не обманул ли нас. Верхом мастерства работы полиграфолога является получение признания по совершенному преступлению. А это очень стрессово. По разработанной у нас технологии в 70% случаев  мы получаем такие признания. Еще важный момент: наш метод вероятностный. Мы все время находимся в стрессе, если не получили признание, правильно ли мы сделали выводы. И иногда ночи приходится не спать, мучиться, а правильно ты его обвинил, не пропустил ли виновного и т.д. Это тоже стресс.  4) Обязательно наличие артистических способностей. Без них я на учебу не беру.  Если нет артистических задатков, ты никогда не освоишь методологию манипулятивного воздействия и никогда не будешь получать признания. Ни у кого. Ни при найме на работу, ни на расследованиях. И будешь простым статистом. Оператором машины. 5).Отсутствие серьезных негативных проступков в биографии кандидата. Это, если хотите, критерий порядочности человека. Поэтому, в конце второго дня кандидат проходит четвертый этап отбора – психофизиологическое исследование на полиграфе по 30 факторам риска. На этом этапе делается прогноз его моральной надежности. Проверяем все, начиная с  употребления наркотиков, заканчивая серьезными преступлениями. Если я это выявляю, мне такой специалист не нужен. Он преступил грань, которую нельзя было переступать. Если он совершал кражи по жизни, махинации и т.д. – он меня тоже не интересует. Кандидатам с судимостями ко мне в школу путь закрыт – им я всегда отказываю. Хотя, я знаю школы, в которые они потом поступали и обучались. Кодекс чести должен быть обязательно.

Причем все указанные выше этапы отбора применяются нами как к кандидатам из бизнеса, так и к кандидатам из правоохранительных и административных органов.

Конечно, с точки зрения бизнеса, такой отбор не выгоден. Да, мы сознательно несем очень большие убытки. Хотя могли пойти по принципу всех других школ – брать всех, кто хочет и доход обеспечен. Наша статистика показывает, что из 10 кандидатов все этапы отбора проходят не более 2-х (отсев составляет 80%). Многие, кто не попал к нам, едут учиться в другие школы. Но я четко для себя решил, что ту уникальную методику, которой мы обучаем, можно давать только в проверенные и надежные руки. И только таким образом можно бороться с тем невежеством, которое на сегодняшний день сложилось в области использования полиграфа в России. Этим отбором мы реализуем общечеловеческий принцип - «не навреди». Ну не все же должно измеряться в нашей современной жизни только деньгами, ну есть же другие ценности, которые должны присутствовать в нашей жизни…

- Да, отбор строгий. Я к вам точно не прохожу. Как же тогда у вас проходит подготовка специалистов?

- Обучение действительно очень сложное и трудоемкое. Разработанная нами методика затрагивает освоение психофизиологических, медицинских, юридических знаний, оперативной психологии, криминологии, матстатистики, научных технологий проведения расследований и т.д. Еще на нулевом этапе (за полтора месяца до 1-го этапа базового обучения) кандидаты должны освоить порядка 150 листов первичных лекций. Если он их не освоит, то практически бесполезно приезжать на основную подготовку. Первый этап обучения самый длительный и ответственный. Лекции начинаются с 14.00 и заканчиваются в 21.00. До сна есть время прочитать, что мы освоили за день. С 8 утра до 13.00 идет интенсивная самоподготовка. Каждый день освоение и закрепление нового материала происходит под видеокамеру с тщательным разбором и корректировкой. Заучиваются наизусть огромные объемы информации, на текст которых «ставится» невербальная составляющая манипулирования. На последней неделе 1-го этапа обучения слушатель отрабатывает полученные теоретические навыки на настоящих «боевых» скрининговых обследованиях под наблюдением опытных сотрудников нашей Школы. Таким образом, он полностью готов ко 2-му этапу подготовки. По длительности второй этап рассчитан на 4 месяца. Программа второго этапа составлена так, что если слушатель не будет заниматься ежедневно по 5-6 часов полиграфом, то он не сможет подготовиться к третьему этапу – экзаменационной сессии.

Поэтому, к нам поступают только те кандидаты, которые будут заниматься только полиграфным направлением и не совмещать его с выполнением других функциональных обязанностей. Это просто невозможно.

Потом слушатель приезжает на третий этап – экзаменационную сессию. Ему дочитывается еще довольно приличный объем лекций и проводится 2-х дневный экзамен. Первый день экзамена – практический, второй – теоретический. На экзамен выносится около 700 вопросов. Собеседование с каждым длится около 4-х часов. Слушатель обязан ответить на 90% заданных вопросов. Если этого не происходит – ему назначается повторная сдача экзамена через полгода. Среди выпускников есть 6 человек, которые так и не сдали экзамен и не получили свидетельства об окончании Школы.

После успешной сдачи экзамена наступает 4-й этап обучения – полугодичное сопровождение нашего ученика. Он не имеет право провести ни одного расследования без согласования с нами. Т.о. мы следим за правильным применением нашим выпускником методики, снижаем таким образом риск совершения ошибки и получения недостоверного результата. На этих 5-ти этапах (0-й и четыре основных) заканчивается базовая подготовка нашего выпускника и он готов к самостоятельной работе. На это период обучения уходит около 14-ти месяцев.

А затем наступают этапы (5-й, 6-й и 7-й), которые проводятся ежегодно после окончания базовой подготовки, на которых мы совершенствуем знания наших выпускников. На них даются новые методики проведения исследований, начитывается курс бесконтактной диагностики лжи, осваивается тактика работы по уголовным делам. Подробно об этих этапах можно прочитать на сайте СПб ШДЛ (www.poligraf.sp.ru).

- А хороший специалист – это…?

- Ну, если вкратце – это специалист, который благодаря профессиональной подготовке и отработанным навыкам практически не совершает ложноположительных и ложноотрицательных ошибок. Т.е. его выводы достоверны и подтверждены еще и признаниями опрашиваемого.

- Какое образование предпочтительнее иметь полиграфологу?

- Для меня (это мое субъективное мнение, основанное на 20-ти летней практике) лучше, если у кандидата будет хорошее высшее техническое образование. А еще лучше, если второе высшее образование, будет гуманитарном. Но вы должны прекрасно понимать, что я говорю не о формальном дипломе, а о полученных и переработанных в ходе обучения знаниях. Дело в том, что техническое и гуманитарное образование различаются в корне. В них по-разному формируется будущая когнитивная деятельность. Техническая информация развивает даже у человека средних способностей систему логического мышления.  Технарь понимает практически весь процесс, который лежит в основе конечного результата. 

Самое главное в данной ситуации это не полиграф, не шаблоны, которыми снабжают все школы своих выпускников, это не просто «жать кнопки». Я учу человека правильно в нашей профессии мыслить. За 4 года надо научить  тому, чтобы слушатель знал и понимал тот процесс, который он проверяет, четко понимал, почему преступление произошло, что там случилось, как действовал преступник и т.д. На основании этой полученной и переработанной информации он грамотно должен под каждого обследуемого подобрать свои тесты, сформулировать индивидуальные вопросы, которые будут бить именно в цель. Неправильное использование иногда одного глагола ведет к неправильным результатам. Надо в эту «топку» под названием мозг закинуть объективную информацию, которая только у виновного будет вызвать реакции, связанные с тем, что определенные слова попали в те нейронные образования коры головного мозга, где хранятся скрываемая им информация. Нужно, чтобы были задействованы когнитивные процессы, внимание, эмоциональные компоненты и т.д., которые вызвали бы объективные психофизиологические реакции.  Это очень сложный процесс - реагирование нашего организма на ложь, который должен выразиться в реакциях определенными информативными признаками.  Только на основании этого можно сделать вывод – лжет человек или не лжет на этот вопрос, скрывает или не скрывает ту или иную информацию.

А затем надо еще все это надо профессионально грамотно обработать. Здесь большое количество математики. Мы много времени и сил уделяем обучению слушателей экспертному обсчету полученных полиграмм, т.е. обработке записанных психофизиологических сигналов вручную. Это как в медицине – хороший специалист, взглянув на кардиограмму, может сразу глазом определить те или иные отклонения от нормы, сделать правильные выводы и назначить эффективное лечение. Это очень сложный и трудоемкий процесс. В каждом современном полиграфе есть своя система обработки реактограмм. Но статистика показывает, что выводы машинного обсчета в 50% случаев не совпадают с действительностью. Так вот ученик, окончивший СПб ШДЛ, просто обязан сначала экспертно оценить полиграммы, а затем только посмотреть, какие результаты показал машинный обсчет. И если машинный результат не совпал с экспертным обсчетом специалиста, то компьютерные выводы не принимается во внимание. Но если результаты в машине совпали с результатами экспертного обсчета, тогда это практически стопроцентное попадание.

К великому ужасу обследуемых в России, на современном этапе как проводить экспертный обсчет полиграмм, не знают 90% работающих «специалистов», и соответственно делают выводы только по результатам компьютерного обсчета. Отсюда, тысячи переломанных судеб из-за ложноположительных ошибок (обвинение невиновных).  Особенно такого рода ошибки в огромном количестве встречаются у «кнопкожателей», подготовленных, как они заявляют, «по лучшей в мире методике академика Варламова».

- А психофизиологи способны стать хорошими полиграфологами?

- Психофизиологов легче научить читать полиграммы с т.з. выявления информативных признаков, связанных с ложью. Они глубоко знают психофизиологические процессы, протекающие в организме.  Но все остальное дается им с таким же трудом, как и любому гуманитарию. Ну, давайте вкратце рассмотрим технологию применения полиграфа при расследованиях. Это очень большой объем предварительно проделанной работы, прежде чем человека посадят под датчики. Грамотный специалист должен выехать на место происшествия, собрать первичную информацию. Например, банальная кража. Украли деньги из сейфа. Полиграфолог  так же, как следователь,  выезжает на место, ищет признаки, которые должны были отразиться в памяти у преступника. Что он видел, что он запомнил, как он это сделал и т.д. Анализируем собранную информацию, определяемся с кругом возможно причастных. Может быть открытый или закрытый круг подозреваемых.  Если круг открытый – это плохо. Если закрытый – обязательно найдем, того, кто это сделал. Далее проводится общая предтестовая беседа. Потом с каждым человеком тщательный предварительный опрос. С каждым беседуем от 30 минут до 1 часа. У нас разработана целая схема ситуативного воздействия на опрашиваемого, сбора и оценки поступающей от него информации. Затем вся полученная информация по каждому человеку тщательно анализируется и на основании нее составляется тактика индивидуального тестирования на полиграфе.  Ну и где тут психофизиология? Практика показала, что психофизиологам также тяжело учиться у нас, как и всем другим.

- Некоторые фирмы при приеме на работу проводят обследование на полиграфе. Не нарушают ли они таким образом права человека?

- Права не нарушаются только по одной причине – проверка на полиграфе дело добровольное. Если вы не соглашаетесь, вы не садитесь под датчики.  Вы просто проигрываете с точки зрения службы кадров. У них есть еще 3-4 кандидата. Вы говорите: «Я хороший специалист, но я не пойду на полиграф».  Они никогда не скажут, что не берут вас, потому что вы не проходите полиграф. Никакого нарушения нет. Никто не вправе заставлять вас проходить данную проверку. С другой стороны, если попадете под «кнопкожателя», то он вас точно обвинит в том, что у вас в жизни  и не было. Вот здесь тогда уже нарушение прав. Но с этим боритесь – подавайте на таких в суд, пишите в прессу, Интернет и т.д.. Но как определить к кому вы идете – к профессионалу или невежественному бездарю? Вот в этом-то весь вопрос.

- В уголовном процессе такая же ситуация?

- В следственных действиях решает подследственный, садится он под полиграф или нет. И решает он это вместе со своим адвокатом. Все физиологические экспертизы назначает следователь или суд . Если подследственный говорит, что ни при каких обстоятельствах не будет проходить полиграф, суд и следователь не могут ничего сделать. Суд может воспринять этот отказ как противодействие установлению истины и сделать какие-то выводы. А дальше - либо принимает это во внимание, либо нет.

- А если подследственный садится под полиграф, но отказывается вслух отвечать на вопросы?

- Если обследуемый не отвечает на вопросы, от этого не меняются психофизиологические реакции. Если он знает, что тот или иной вопрос является для него разоблачающим, то с определенной степенью вероятности все равно будут появляться информативные признаки в психофизиологических реакциях, свидетельствующие о высокой значимости для него именно этих вопросов, по сравнению с другими. Специалисту надо будет провести большее количество тестов, чтобы увязать, что значимость этих реакций связана именно с ложью. Но это уже секрет профессии. С другой стороны, если подследственный виноват, то грамотный адвокат ему сможет объяснить, что лучше под полиграф не садиться.

- Наверняка же кто-то пытается обмануть полиграф?

- Наберите в интернете – «как обмануть полиграф». Сайтов 40 увидите. На американском сайте antipolygraph.org есть очень профессиональные рекомендации. У нас 95% рекомендаций – полная ерунда. Но в 5% того, что пишется – это очень хорошие рекомендации.  В нашей стране то, как профессионально обмануть полиграф, знают не более 15 человек.  Как вы понимаете, это выходцы с ФСБ и разведки. Это сложнейшая система подготовки. Подготовка очень длительная. Не каждый может ее освоить - она еще требует определенных качеств у человека, проходящего такую подготовку. Очень маленькая категория людей может быть обучена профессиональному обману полиграфа. Но упомянутые мною специалисты никогда не будут учить противодействию вне рамок решения государственных задач.  Поэтому помните, что фирмы, которые предлагают вам обучить, как обмануть полиграф – это мошенники и шарлатаны. Однако, тех 5% рекомендаций, которые есть в Интернете, достаточно, чтобы обмануть безграмотного «кнопкожателя». Но ведь надо еще из потока информации выделить эти 5% и отработать их под датчиками. Так что не забивайте себе голову, как обмануть полиграф. Помните одно, профессионал всегда увидит ваше противодействие, он может об этом вам даже не сказать. Но выводы будут сделаны не в вашу пользу.

- Сейчас в Интернете появилось много сайтов, которые готовы за несколько дней обучить всех желающих, как распознать в беседе врет вам человек или нет? Как вы прокомментируете это направление в «детекции лжи»?

-  К таким сайтам я отношусь также как к рекламе любых психологических тренингов. Кто хочет расширить свой кругозор в этом направлении – пусть платит и проходит. Интересно, захватывает, но не более того. Специалистами в этой области, как обещают данные сайты, вы не станете. Ничего общего с профессиональным подходом в направлении бесконтактной диагностики лжи они не имеют.

Появилось очень много мошенников в этой области, которые просто лгут в своих сайтах, что они стояли у истоков развития этого направления, прикрываются «авторитетными» наставниками, какими-то секретными методологиями и т.д. Вот к такому блефу я отношусь отрицательно. Массовое развитие это направление получило после 2008 года, когда на российском экране прошел американский сериал «Обмани меня» («Lie to me»), основанный на технике выявления лжи, разработанной американским психологом Полом Экманом. Ну не могут у нас просто сказать – я увидел данный сериал, начал работать в этом направлении, собрал всю имеющуюся литературу в этом направлении, проанализировал, практически ее отработал и теперь готов с вами поделиться. Вот это было бы честно и соответствовало бы действительности. И я бы это только приветствовал. Но когда изначально на лжи строится раскрутка этого бизнеса, происходит изначально обман своих слушателей – я считаю это просто непорядочным.

Вы знаете, по этому поводу есть очень хороший анекдот. Пустыня. Ползут по ней осел и прапорщик и сталкиваются нос к носу. Прапорщик спрашивает осла: «Ты кто?». Осел огляделся – никого нет и отвечает гордо: «Я лошадь! А ты кто?». Прапорщик огляделся и говорит гордо: «А я офицер!!!». Вот этот анекдот полностью отражает то, что происходит у нас на сегодня в области раскрутки невербальной диагностики лжи и профайлинга.

А теперь немного истории. Я в свое время писал об этом на форуме полиграфологов «Эпос». Постараюсь восстановить (в пределах допустимого), как говорится, «историческую справедливость» в вопросе развития метода невербальной диагностики лжи в России. Начну с того, как эта тема вообще начала развиваться и кем. Наверное, первым следует упомянуть уважаемого А.Б.Пеленицына. Он начинал свою практику в 30-й лаборатории (основана в 1975 году в рамках КГБ для изучения проблем применения полиграфа в оперативной деятельности). Затем он перешел в другое управление (оно отделилось потом в самостоятельное ведомство), для выполнения поставленных очень серьезных задач. И уже только будучи в этом ведомстве, А.Б.Пеленицын в начале 80-х годов создал свою фундаментальную и эффективную методику конспиративной психофизиологической проверки на искренность. Работы Экмана являлись лишь небольшой частью этой методики. Но все лучшее, что делалось Экманом, было учтено. Тогда об Экмане в СССР еще вообще никто и не слышал.

Начиная с 1985 года (тогда еще в Ленинградском Управлении КГБ) данной проблематикой капитально начал заниматься и я. К началу 90-х годов я создал «методику бесконтактной диагностики лжи», которая помогала нам решать сложнейшие оперативные задачи. В нее, кстати, входила отдельным блоком разработанная мною методика бесконтактной диагностики лжи по почерку. Волею судеб на определенном этапе мы оказались с А.Б.Пеленицыным в одном ведомстве. В 2005 году (уже, будучи вне государственной службы) мы объединили наши две методики в единое целое.

Кстати, в рамках созданной в Ленинграде (1991 год) единственной в России группы психологического обеспечения оперативной деятельности (куда вошли сотрудники с большим опытом агентурно-оперативной работы), нами была создана «методика подготовки переговорщиков с лицами, захватившими заложников». Она включала систему отбора переговорщиков, несколько этапную их подготовку в виде психологических тренингов – где как раз и использовались элементы методики бесконтактной диагностики лжи. В ней же использовался метод, разработанный израильскими спецслужбами, который назывался  - профайлинг. С этими тренингами в рамках антитеррористического центра мы объездили не один регион России. На одном из последних тренингов, который мы проводили в Москве, присутствовал Герой советского союза, руководитель легендарной Альфы Г.Н Зайцев, который высоко оценил разработанную нами систему. Потом (в 1996 году) всю систему подготовки мы передали в Москву в Академию им.Дзержинского (генерал-лейтенанту Шульцу). В те годы, параллельно нам, в направлении разработок методологий антитеррора профессионально занимались на кафедре оперативной психологии Академии им.Дзержинского Игорь Мельник и Анатолий Петренко.

Также, в начале 90-х годов в рамках ЦНИЛ ПФ ПТ МедСлужбы КГБ-ФСБ Виктором Пономаренко и его группой (С.Косицын и В.Байков), разрабатывалась своя система бесконтактной «детекции лжи» и очень, надо отдать должное, научно-обоснованная и эффективная. Большие научно-исследовательские работы в направлении учета невербальных проявлений при выявлении лжи и неискренности проводил сотрудник данной лаборатории Владимир Ермолаев. Вместе с ним у истоков данных работ стояла и внесла большой вклад в развитие научной обоснованности данного направления сотрудница лаборатории Ольга Жбанкова (кстати, и сейчас продуктивно и профессионально занимается исследованиями в этой области и расширяет это направление, например, проводит исследования по применению метода видеоокулографии). Она же профессионально занималась исследованиями в области профайлинга. На протяжении всех 90-х годов, мы очень тесно и плодотворно сотрудничали с группой Пономаренко в этом направлении. Кстати, Виктор Пономаренко, когда уволился со службы, написал очень полезную для полиграфологов книгу «Практическая характерология», советую приобрести и почитать.

В 30-й лаборатории капитально занимались только голосом (в частности, Ю.И.Холодный с помощью очень уважаемой мною Элеонорой Львовной Носенко из Днепропетровского университета). Мое общение с ней на одной из конференций было очень профессионально полезным, советую почитать ее работы. Только в середине 90-х годов проблемами невербальной диагностики лжи начал заниматься, в основном, изучая западный опыт по имеющимся там публикациям, один из молодых в то время сотрудников 30-ки А.Николаев. Т.о. 30-я лаборатория, профессионально невербальной диагностикой лжи никогда не занималась. Поэтому, те, кто ссылаются на якобы существующие разработки 30-й лаборатории КГБ СССР в области невербальной детекции лжи, или прикрываются каими-то наставниками в этой области, просто лгут своим слушателям.

Более подробную информацию по данной теме можно почитать на форуме полиграфологов «Эпос»:

http://ld.eposgroup.ru/forum/viewtopic.php?t=11686&postdays=0&postorder=asc&start=90 и http://ld.eposgroup.ru/forum/viewtopic.php?t=11686&postdays=0&postorder=asc&start=165

Если касаться бизнес обучения, то в середине 2-х тысячных годов в рамках ООО «Поликониус», а затем НШДЛ лекции по бесконтактной детекции лжи и профайлингу начала читать Ольга Жбанкова. Также проблемой бесконтактной детекции лжи на основе материалов Пеленицына и других накопленных в НШДЛ материалах, занялась Ольга Венерина – и, по отзывам, довольно профессионально. Уйдя из НШДЛ в конце 2011 года, она теперь возглавляет лабораторию психологических и психофизиологических исследований в МГГУ им. Шолохова.

Начиная с 1998 года в рамках сначала НОУ ДПО «Конфидент», а с 2005 года НОУ ДПО «Центр предпринимательских рисков» мною читаются авторские семинары по бесконтактной диагностике лжи при проведении расследований и решении вопросов кадровой безопасности – для сотрудников служб безопасности и служб персонала коммерческих организаций. В этом году отмечалось 10-ти летие «ЦПР» и я с удивлением узнал, что за это время мои лекции прослушали 13460 сотрудников служб безопасности, приезжавших в Санкт-Петербург с различных регионов России и из-за рубежа.

Подводя итог сказанному, могу отметить, что пройдя какие-нибудь курсы по невербальной «детекции лжи» вы никогда не станете профессионалом в этой области.  Достоверность диагностики лжи по данному вероятностному методу – еще на порядок меньше, чем при полиграфной проверке. Но об этом вам никогда не расскажут ни в каких «университетах», «академиях», особенно международных.

Мы клоунадой в области бесконтактной диагностики лжи никогда не занимались и заниматься не будем. А вот профессиональную подготовку в этой области наши слушатели проходят только на 6-м этапе базовой подготовки полиграфологов.

- А как же уберечь себя от непрофессионалов в области опросов на полиграфе?

- Ну, попробую дать несколько рекомендаций:

1. Обязательно выясните фамилию, имя и отчество полиграфолога, а при контакте с ним попросите документ с фотографией (лучше паспорт), подтверждающий его личность и запишите данные.

Обязательно потребуйте документы о базовом образовании в области проведения обследований с использованием полиграфа и запишите № свидетельства, кем и когда выдан. Посмотрите в Интернете отзывы по этим школам. Особенно настороженно относитесь к школам, которые готовят «специалистов» за 2-3 недели или предлагают дистанционное обучение!

2. Если вы звоните в фирму, предлагающую услуги проведения обследований с использованием полиграфа, она должна предоставить полную информацию о своих специалистах, рекомендательные письма от фирм-клиентов (или их контактные телефоны и адреса), дипломы специалистов и другую, интересующую вас информацию. Если такого не происходит, а фирма скрывает эти сведения за завесой «тайны и конспирации», можете дальше с ней не контактировать. Фирмы, действующие легально и профессионально в этой области, полностью открыты для своего клиента. 

В СПб ШДЛ, например, вы можете ознакомится с биографиями и фото практически всех наших специалистов и выпускников.

3. При заключении договора о выполнении проверок на полиграфе заказчик должен обязательно обговорить вопрос о предоставлении в ваше распоряжение по окончании проверки не только письменного отчета, но и копий (в печатном или электронном виде) полиграмм и вопросников на каждого тестируемого. В случае отказа полиграфолога в этом требовании, знайте, что  перед вами некомпетентный специалист, боящийся нести ответственность за результаты своей работы. В таком случае, вам лучше отказаться от услуг данного полиграфолога. Некоторые фирмы в Санкт-Петербурге  дошли до того, что за составление отчета требуют дополнительную оплату. Запомните, написание отчета - это обязанность специалиста, проводившего опрос.

4. В отчете по результатам проверки в обязательном порядке должна присутствовать следующая информация:

- название и адрес фирмы, которую представляет полиграфолог, контактные телефоны;

- цель обследования и подробная фабула дела;

- используемые методики с указанием формулировок проверочных вопосов, а в приложении тексты всех заданных вопросников;

- результаты экспертного обсчета всех предъявленных вопросников;

- результаты компьютерной автоматической обработки всех предъявленных вопросников;

- дополнительная информация;

- выводы;

- в конце отчета обязательны две формулировки: 1. о вероятностном характере сделанных выводов, их ориентирующем и невозможности их использования в качестве доказательства; 2. о сохранении результатов в течении года и выдача их по официальному запросу заинтересованных лиц ( повторное обследование или решение суда).

Специалисты и выпускники С.-Пб ШДЛ обычно указывают следующее: «Следует учитывать, что по Российскому Законодательству, результаты психофизиологического обследования носят вероятностный характер, не могут быть использованы в качестве доказательств, а имеют ориентирующее значение.

Все материалы обследования, с письменного добровольного согласия обследуемого согласно ФЗ РФ от 27 июля 2006 г. N 152-ФЗ «О персональных данных», сохраняются в течении 1 года для возможной перепроверки сделанных специалистами С.-Пб ЦОДИ выводов по данному случаю другими экспертами-полиграфологами, привлеченными заказчиком или обследуемым, а также для возможного предоставления по официальному письменному запросу правоохранительным и судебным органам";

- полные инициалы полиграфолога, проводившего опрос и его подпись;

- полиграммы обследования в печатном или электронном виде (по требованию заказчика).

Если этого нет в отчете – перед вами некомпетентный специалист.

5. Прежде, чем вы решите воспользоваться услугами той или иной фирмы или специалиста – полиграфолога, вы можете связаться с нами и получить дополнительные консультации (бесплатно). В Школе ведутся базы функционирующих не только в Санкт-Петербурге, но и в других городах России фирм, использующих полиграф, а также базы практикующих полиграфологов.

Ну, вот теперь ваш читатель пусть хорошенько думает: при таком положении, которое сложилось в области применения полиграфа в России, стоит ли ему «играть в рулетку»?

- А как в России можно учесть мировой опыт построения системы полиграфных проверок, например США?

К сожалению, на сегодняшний день в России, и других странах Евразийского союза, существуют одинаковые трудности и проблемы использования полиграфа в правоохранительной деятельности и кадровой работе, и уж совсем плохо обстоят дела применения полиграфа в бизнесе. К этим проблемам (часть из них была изложена выступлении А.Б.Пеленицына на конференции полиграфологов МВД России в 2008 году) можно отнести:

1.Психофизиологическая проблема - представляется самой важной, потому что без ответа на главный вопрос - а насколько психофизиологические закономерности, явления и процессы, положенные в основу прикладных методов тестирования с использованием полиграфа, предопределяют их валидность, точность и надежность - говорить об эффективных методиках, организационном и нормативно-правовом обеспечении использования полиграфа просто не имеет смысла. Высокая цена ошибки.

2.Отсутствие нормативно-правовой базы.

3.Организационные проблемы.

4.Отсутствие выверенных стандартов проведения исследований.

5.Отсутствие единого стандарта подготовки полиграфологов.

6.Отсутствие системы отбора для данной профессии.

7.Низкая квалификация полиграфологов.

8.Проблемы, порождаемые низким качеством используемой аппаратуры (полиграфами).

9.Отсутствие системы контроля качества проводимых исследований.

10.Отсутствие правильной процедуры рассмотрения в суде.

11.Отсутствие ответственности полиграфологов за сделанные выводы и др.

Именно поэтому для их решения необходимо ориентироваться на "лучшие практики", которые можно найти и в США, и в Израиле, и в Японии. Напрмер, в США еще в 1988 году вышел закон «О защите работников от полиграфа», глобально сокративший использование «детектора лжи» в бизнесе. По этому закону в бизнесе (он не распространяется на федеральные органы) могут быть подвергнуты полиграфной проверке только инкассаторы (и то только работающие с ценностями заказчиков фирмы), работники фармацевтической отрасти (и то, только работающие с психотропными веществами) и работники коммерческих фирм, имеющие договора с госорганами, где существует гостайна. И все... И таким образом соблюдаются права работников, работающих в бизнесе. В России, к сожалению, такого закона нет.

Как бороться с невежеством в области полиграфных проверок в России, как соблюдать права россиян и не подвергать их огромной массе ошибок, которые совершаются подавляющей массой работающих "кнопкожателей"? Только подготовкой высококвалифицированных специалистов, которых не обучить этой науке ни за 10 дней, ни за месяц или даже полгода. Почти за 20 лет становления и развития Санкт-Петербургской Школы детекции лжи удалось, хотя бы в рамках одной Школы, создать:

1.     Строгую и научно-обоснованную систему отбора кандидатов для обучения данной профессии на основе разработанной у нас профессиограммы успешного специалиста.

2.     Выверенную научно-обоснованную современную комплексную методику организации и проведения прикладных психофизиологических исследований с использованием полиграфа, позволяющую до минимума сократить «ложноотрицательные» и «ложноположительные» ошибки в этом полностью вероятностном методе. Методика является единым Стандартом для выпускников СПб ШДЛ и по объему насчитывает около 2500 листов.

3.     Систему длительной непрерывной высокопрофессиональной подготовки полиграфологов: 8 очно-заочных этапов, рассчитанных на 4 года, с последующими ежегодными краткосрочными семинарами для поддержания профессионального мастерства.

4.     Систему бесплатного дистанционного консультирования выпускников по всем аспектам проведения с использованием полиграфа расследований и сложных скринингов работающего персонала.

5.     Систему постоянного контроля качества работы полиграфологов и их ответственность за сделанные выводы, особенно при нарушении Стандарта проведения исследований. Эта система также является формой обучения.

Этот процесс нами был завершен еще в 2010 году. Мы были единственными в России, да и, пожалуй, остаемся ими и сейчас, кто так основательно подошел к созданию не только отбора, но и научно-обоснованной системы обучения в области полиграфа, завязанной на контроль и ответственность за результаты работы выпускников. За неоценимый вклад в создание «Комплексной методики…» СПб ШДЛ слова моей искренней благодарности и признательности моему коллеге по работе в спецслужбе, учителю и другу А.Б.Пеленицыну и моему первому учителю в "детекции лжи" В.В.Коровину.

Надо отметить, что единую, именно научно-обоснованную методику обучения только в конце 2015 года, наконец-то, выпустила Национальная Школа детекции лжи (Москва) и только благодаря назначению ее ректором Александра Борисовича Пеленицына, который и создал этот единый стандарт для НШДЛ. Кроме того, НШДЛ создает очень интересный портал для дистанционной поддержки своих выпускников, к сожалению платный.

Наработки СПб ШДЛ могут лечь в основу создания выверенных, научно-обоснованных стандартов для всех федеральных полиграфологов, работающих в государственных учреждениях и полиграфологов, работающих в бизнесе.

 

Вся эта работа нами проводилась в отсутствии нормативно-правовой базы, организационных и методических проблем, отсутствием правильной процедуры рассмотрения в суде, засилием невежественных низкосортных курсов, школ, академий, выпускающих сотни безграмотных полиграфологов. Это все создавало жесткую конкурентную среду. Но жизнь показала, что нами был выбран единственно правильный путь – качественно подготовленный специалист должен быть все-таки востребован. Именно такой профессионал всегда будет соблюдать права любого гражданина России и не навредит ему своими безграмотными и невежественными действиями.